суббота, 23 апреля 2011 г.

ТОП-7 книжных превращений: от текстов без пробелов до книг на цепях


Сегодня во всем мире отмечают День книги. Интерес к этому источнику знаний с каждым годом падает, хотя в наши дни быть книголюбом проще чем когда бы то ни было. 
По инициативе ЮНЕСКО 23 апреля вот уже шестнадцать лет подряд отмечается Всемирный день книг и авторского права. Специалисты ЮНЕСКО в посвященной этому вопросу резолюции провозгласили книги «наибольшим средством распространения знаний», но с каждым годом с этим тезисом все труднее согласиться. В наши дни только ленивый не говорит о падении интереса не только к книге, но и к чтению вообще. И то, что образовательную роль книги постепенно перебирает на себя Всемирная паутина, а в ней с каждым новым годом видео- и аудиоконтент все больше наступает на пятки писаному слову.
По вечной иронии судьбы, эти процессы происходят именно сегодня - когда быть книголюбом  проще, удобнее и дешевле, чем когда бы то ни было в истории. Даже не любители печатных источников знаний сегодня могут легко носить с собой библиотеку в пару тысяч томов, практически не тратясь на ее формирование и хранение. О таком наши далекие предки могли только мечтать. В своей тяге к книжным знаниям им приходилось преодолевать множество преград и приносить немало жертв, о которых современное поколение книгочеев имеет очень отдаленное представление.

1.  Только вслух
Сам процесс чтения еще 10-12 веков назад был исключительно неспешным и степенным занятием. Дело в том, что написанный текст читался только вслух вплоть до конца IV века, а чтения «про себя» как такового не существовало вообще. Нарушить общепринятую практику первым отважился один из «отцов церкви» - Святой Амвросий. Но следовать его примеру не спешили еще пару столетий. Традиция обязательно произносить слова казалась настолько незыблемой, что даже ближайший ученик и почитатель Амвросия - Святой Августин - к нововведению учителя был настроен враждебно.
2. Без пробелов
Новая быстрая манера чтения «про себя» требовала больших усилий по тем временам. Потребовалась настоящая революция в сфере книжного дела, чтобы она закрепилась. Так в VII веке ирландские монахи ввели, наконец, пробелы между словами. До этого слова писались слитно, хотя еще до нашей эры были известны способы разделения написанных слов – интерпункты (точки на высоте половины буквы). Их можно обнаружить, например, в древних надписях на латыни. Обычай не пользоваться интерпуктами пришел от греков – они писали исключительнослитно. Завоевавшие их римляне подхватили эту моду, как и другие атрибуты эллинской культуры. И сумели сохранить верность такому обычаю вплоть до VII века. В это время наряду с ирландскими пробелами начинают эпизодически встречаться интерпункты, окончательно вытесненные лишь в ХII веке. Внедрение пробелов заметно облегчило чтение, особенно тем, кто не знал латыни, и окончательно закрепило переход  от «полунапевного» чтения к чтению «про себя».
 3.  Стадо на книжной полке
Около 200-300 голов – столько уходило овец, телят, баранов и свиней на производство одной книги в Средневековье. В это время недолговечный и хрупкий папирус был окончательно вытеснен пергаментом или веленем, которые производились из шкур животных путем многократного вымачивания в извести, чистки пемзой и мелования. Из одной шкуры можно было сделать только один лист. Его сгибали пополам и сшивали - получался фолиант. Были и меньшие по размеру книги - в одну четвертую или восьмую часть листа, но для сумрака средневековых монастырей и замков большие фолианты были как раз впору. К тому же их вес (в среднем 10 кг) заставлял воров лишний раз задуматься, а хватит ли им сил умыкнуть драгоценную книжищу. Учитывая дороговизну производства сырья для таких фолиантов, многомесячную работу команды копировщиков-каллиграфов, корректоров (сравнивали рукопись с оригиналом), художников (рисовали заглавные буквы) и иллюминаторов (делали иллюстрации), а также драгоценные оклады, в которые помещали книги, стоимость такого фолианта была огромной. Известны случаи, когда европейские монархи расставались с целыми состояниями и даже городами, дабы получить книгу. Монастырская библиотека считалась очень солидной, если в ней насчитывалось до 100 книг.   
 4.  Знания на цепи
С приходом в ХV веке книгопечатания и распространением бумаги книги заметно подешевели, но все еще оставались крайне дорогим удовольствием. Из-за их дороговизны, пользоваться таким источником знаний было поистине многотрудным занятием. Книги в библиотеках монастырских школ и позже в общественных библиотеках можно было получить на руки лишь в специально оборудованных залах, где они были прикованы к пюпитрам или полкам прочными цепями. Этот обычай сохранился в некоторых европейских странах до конца XVIII в. Цепи, удерживающие книги, были достаточно длинны для того, чтобы снять книгу с полки и прочитать, но не позволяли вынести книгу за пределы библиотеки. Из-за этой меры предосторожности полки с книгами выглядели совсем иначе, чем в современных книгохранилищах: чтобы цепи не путались и не портили обложки книг, сами книги выставляли корешками внутрь, а не наружу. Поэтому найти нужный экземпляр было целым искусством. Впрочем, в некоторых случаях поступали еще радикальней: пришедшему вкусить радостей чтения приходилось добровольно запираться с заветными фолиантами в специальной клетке. Такая практика дольше всего просуществовала в «мирских» библиотеках Ирландии – до конца ХVIII века.  
5.  Путеводитель по книге
Переоценить значение закладки в процессе чтения сложно. Дело в том, что об оглавлении книги до ХVI , а местами и до ХVII века никто не задумывался. А до XIV в. не существовало и сплошной порядковой нумерации страниц («пагинации»), окончательно прижившейся лишь столетие спустя. До этого использовалась лишь нумерация тетрадей (римской буквой и иногда цифрой, показывающей количество листов в тетради), из которых состояла книга («кодекс»). Поэтому потеряться в тексте можно было в два счета, а процесс листания большого фолианта отнимал немало времени и сил. Книжная закладка, придуманная в конце  ХIII века, помогала справиться с этой задачей – нужное место находилось быстро, да и драгоценные страницы не листались без надобности. Самой большой популярностью пользовались закладки, представляющие собой сложную конструкцию из нескольких лент, шнуров, тесьмы - такой закладкой можно было «отметить» по десять и более страниц разом.
6.      Рукописи горят!
В индустриальную эпоху, с ее массовым «бумажным» книгопроизводством, книги в полной мере стали достоянием широкой публики. Однако «книгонакопительство», свойственное каждому настоящему книголюбу, даже в этот период печатной демократизации натолкнулось на скрытые преграды. В начале XIX века бумагу стали делать из целлюлозы. Эта бумага содержала значительное количество кислоты, которая вызывала своего рода замедленное сгорание. Бумага со временем становилась чрезвычайно сухой и ломкой, так что книги, по сути, разрушались сами по себе. Этому явлению подвержены все издания, вышедшие из печати между 1830 и 1950 годом. Так что любовно собранные коллекции этих «ломких» книг принесли немало хлопот своим хозяевам – частные владельцы и библиотеки ежегодно тратят огромные средства на поддержание жизни таких собраний.
 7.      «Одиссея» в бельевых веревках
Дабы стать еще доступнее читателям, книгам пришлось претерпеть изменение формата и превратиться в дешевые компактные издания, которые удобно носить с собой. Впервые покетбуки в современном понимании этого слова (маленькие брошюры на 24 листа без обложки были известны еще в XVI веке) появились в 1867 году. Но настоящий переворот в этом плане произошел лишь в 1935 году, когда основатель Penguin Books Ltd Аллен Лейн решил выпустить серию супер-дешевых («по цене 10-ти сигарет!») книг, которые с легкостью умещались в кармане. Но революция случилась не сразу – было продано менее половины стартового тиража. Чтобы завоевать читательскую аудиторию покетбуки стали продавать на одних полках вместе с мелкими товарами первой необходимости (бельевыми веревками, прищепками, носками) в сетевых магазинах для домохозяек. Примечательно, что изначально покетбуки не отличались бульварной тематикой: с полок, заполненных разными хозяйственными мелочами, лучше всего продавалась «высокая» литературная классика. Бестселлером номер один в течение первых десяти лет работы «пингвинов» оставалась Гомерова «Одиссея» - она разошлась в Великобритании тиражом в более чем 1 млн. экземпляров.  
Источник: Comments.UA